Вернисаж «МН»

12 26 Счастливой дороги. 2 3 10 13 Svjatki7_gal Renat2_gal Renat_gal 39. Искитим Степанова Игра Ручеёк 49. Фотозарисовка_все в одном

Рубрики

ЗДЕСЬ БЫЛ ГУЛАГ: ЛЕГЕНДЫ И ТРАГЕДИЯ ИСТОРИИ

Многие знают или, по крайней мере, слышали: недалеко от Искитима, в посёлке Ложок, есть чудодейственный источник, называемый Святым ключом. Сюда идут паломники, едут туристы и путешественники со всей страны и даже, как говорит знающий народ, иностранцы – кто испить кристально чистой целебной водицы, помолиться и причаститься в храме Новомучеников и Исповедников Церкви Русской, кто окунуться в студеную купель, а кто просто насладиться райской прелестью природы этого места, молва о котором ширится год от года все больше и больше. Но далеко не все, идущие сюда,   знают и могут увидеть сохранившихся артефакты – угрюмых свидетелей эпохи трагедий нашей многострадальной истории.

Были и легенды о Святом ключе переплелись в единый образ, который с той или иной степенью достоверности повторяют различные порталы и сайты, а услышанное или прочитанное  разносят по городам и весям многочисленные странники. А сказывают вот какие печальные чудеса:

«…здесь когда-то был лагерь, славившейся своей жестокостью и бесчеловечностью, вернуться откуда живым было практически невозможно. Наряду с заключенными, отбывающими свои сроки за тяжелые преступления, на зоне лагеря трудились и священники, страдавшие здесь за веру. Разумеется, они не были ни в чем виновны и сейчас реабилитированы. На месте массового расстрела священнослужителей забил родник. Вскоре люди стали замечать его целебные свойства, и к источнику потянулись паломники. И не только из Новосибирской области, со всей России. А вскоре слухи о чудотворной воде распространились далеко за пределы нашей родины»  http://sibka.ru/page/svjatoj-kljuch-lozhok

«… как-то раз не смогли выйти в карьер сразу несколько узников; все — православные священнослужители. Им в лагере особо тяжко приходилось, и вот — слегли. Вывезли их в лог, и всех до одного расстреляли.
Сколько их было? Одни говорят, девять. Другие — шестнадцать. Третьи — двадцать. Словом, расстрел тот был массовым. Обреченные на смерть не роптали. Но обратились к палачам с просьбой истинно православной — разрешить им отпеть себя заживо. Не смогли палачи отказать, позволили…
И в скором времени там ключ забил. Вода в нем чистейшая! Пьешь эту водицу — и никак напиться не можешь. А еще ложковские жители приметили, что она обладает чудотворной силой — от многих хворей исцеляет, в безверных веру вселяет»  
http://www.ruist.ru/index.php/novosi…stochniki/3536

«В 30-е годы здесь был поселок и находился отдельный лагерный пункт №4 штрафного лагеря «всесоюзного» значения СИБЛАГа. По имеющимся данным, именно в нем была расстреляна группа священнослужителей. Приговоренные попросили разрешения самим себя отпеть. После расстрела многих сбрасывали в траншеи еще живыми и закапывали. Некоторые свидетели того расстрела помнят, как из под толщи земли еще долго раздавались стоны. А позже, рядом с этим полем и открылось русло родника. Народ пошел к нему, т. к. прошел слух, что вода имеет целебную силу. Тогда был дан приказ взорвать родник. Но спустя некоторое время он забил вновь. Второй раз взорвать родник уже не решились…»
http://svyato.info/335-svjatojj-istochnik-lozhok-iskitim.html

lozhokСвященник И. Затолокин историю СибЛАГа изучает давно и тщательно. Отец Игорь, историк по своему светскому образованию, за годы службы настоятелем храма иконы Божьей матери «Живоносный источник» (а храм находится под Искитимом в том самом поселке Ложок)  по крупицам собрал изрядный фактический, документальный материал, записал многочисленные воспоминания живых свидетелей о том, что представлял собой ОЛП №4 — один из самых коварных лагерей времен сталинских репрессий. В дальнейшем эти материалы легли в основу его документальной книги «Ложок. Из истории Искитимского каторжного лагеря». Книга, несмотря на три издания, полностью разошлась и сегодня, можно сказать, является раритетом.

В настоящем протоиерей о. И. Затолокин – благочинный Северного епархиального округа Искитимской епархии Новосибирской митрополии Русской Православной Церкви, настоятель храма Рождества Христова в поселке Горный, руководитель издательских проектов епархии. Отец Игорь – главный редактор сайта «Образование и православие», журнала «Живоносный источник». Совместно с «Искитимской газетой» и Синодальным информационным отделом Московского Патриархата Искитимская епархия издает газету «Духовное пространство».

Как видим, круг вопросов приходится решать достаточно широкий и весьма разноплановый. Тем не менее, Игорь Владиславович чутко откликнулся на осьбу нашего журнала, выкроил время и приехал на Святой ключ, чтобы провести с нами экскурсию по окрестностям Ложка. Мы хотели увидеть сохранившиеся еще в нетронутом виде артефакты штрафного лагеря ОЛП №4, и услышать понимании историка, автора документального исследования о той трагедии, которая охватила нашу страну в 30-50 годы минувшего столетия, и конкретизировалась именно здесь, в искитимских каменоломнях.

1
— Здесь был каторжный лагерь, — рассказывает протоиерей И. Затолокин

Исторические фотографии ОЛП №4 17-tak-zjeki-probivali-shpury-skvazhiny-dlja-zakladki-dinamita-v-skalnyh-porodah-norma-5-metrov-v-den-na-cheloveka-za-misku-pustoj-balandy 15-katorgane-dobuvali-bpvest

 — Попасть в четвертый ОЛП было равносильно смертельному приговору… Вернуться отсюда было почти невозможно. Молва окрестила Отдельный лагерный пункт в Ложке Лагерем Уничтожения, Лагерем Смерти,- рассказывает отец Игорь. – Рабский, по сути дела, труд… Заключенные добывали здесь известняк и мрамор. Известняк обжигали в шахтных печах, специально для этого построенных  рядом с карьерами. Полученную известь отправляли на металлургические комбинаты. Использовалась она и на стройках. Печи для обжига известняка сохранились до сего дня.

Бывший известковый карьер
Бывший известковый карьер
10-arkpaza-pech-dlja-obzhiga-izvestnjaka
Шахтная печь для обжига известняка
9-arkpaza-dnevnaja-norma-na-odnogo-zakljuchennogo-prorubit-5-metrov-skalnoj-porody
Шпура. Норма ее пробивания на одного заключенного — 5 метров в день. Один метр шпуры — 1600 ударов кувалдой по пробойнику…

Массовых расстрелов здесь не было, — считает наш гид. – Массовые расстрелы противоречили бы самой сути концепции ГУЛАГа. Стране нужны были заключённые, нужен был их труд… Дармовой, но производительный. Нужны были не трупы, а результаты работы при минимальных затратах на организацию и обеспечении производственной деятельности в местах лишения свободы. Массовая гибель людей — это не цель, это последствия организации жизнедеятельности лагерей. И мы приведем некоторые примеры, подтверждающие данную мысль, из книги «Ложок».

Первый пример. «На лесосплаве, лесопогрузке, лесоповале, земляных работах и т.д. каждый заключенный должен был ежедневно выполнять чрезвычайно тяжелую норму, выработать которую способен только физически сильный человек, всю жизнь занимавшийся физическим трудом и имеющий сноровку в том или ином его виде. Работа на лесоповале, разгрузке и погрузке транспорта, на шахтах и карьерах совсем не сопровождалась охраной труда. Политзаключенные страдали и гибли в многочисленных авариях  и катастрофах. Пострадавшим не оказывалась немедленная необходимая медицинская помощь. Тяжелораненые должны были ожидать конца рабочей смены, когда товарищи могли отнести их в жилую зону, где находился медперсонал. Поэтому многие не доживали до лечения, либо оно им уже не помогало. Таким образом, несчастные случаи вели к массовой гибели политзаключенных».

Второй пример. «Процент выполнения нормы сказывался пропорционально и на получении продуктового пайка. Выполнивший 70 или 50 процентов нормы получал 70 или 50 процентов пайка. При выполнении 30 процентов нормы или при отказе от работы выдавался минимум, состоявший из 300 г. хлеба  и чашки «баланды» — супа. Постоянное невыполнение нормы влекло за собой уменьшение рациона, полное обессиливание, заболевание и, как правило, смерть. К этому необходимо добавить, что лагерный труд не прерывался летом в самый сильный зной и дождь, а зимой в самые сильные морозы.  Рабочий день достигал летом 12 часов, а зимой для лесорубов несколько сокращался из-за ранней темноты и боязни побегов заключенных».

Третий пример. «Отказавшихся от выхода на работу запирали во внутрилагерный изолятор; зимой он не отапливался, и заключенных, сажая в него, раздевали до нижнего белья. В некоторых изоляторах место нар были набиты тонкие брусья, сидеть на которых было мучительно; называлось это отправкой «на жердочки».

Четвертый пример. «В большинстве лагерей издевательства и избиение заключенных лагерным начальством, которое состояло обычно из бывших чекистов, военных и заключенных большого стажа, завоевавших симпатии вышестоящего начальства, достигли своего предела. Заключенных жестоко избивали, ставили зимой раздетыми «на пеньки» в лесу или летом на комара и т.д., причем это было массовым явлением».

Пятый, и далеко не последний, пример. «Умирали в лагерях главным образом старики и молодежь. Молодежь оттого, что в ней ярче и активнее проявлялся дух противоречия и сопротивления. Она часто наотрез отказывалась от работы, сидела во внутренних изоляторах, простуживалась и массами умирала от туберкулеза, воспаления легких и других болезней».

В Ложке смертность среди заключенных в разы превосходила среднесписочную по ГУЛАГу. Недоедание и недосып, помноженные на разъедавшую легкие известковую пыль и неотвратимый в этих условиях силикоз довершали свое скорбное дело в очень короткие сроки. Дневная норма на заключенного — пробурить пять метров шпура камне. А чтобы пройти хотя бы один метр, требовалось сделать порядка 1600 ударов кувалдой по металлическому пробойнику. Естественно один человек и наставлять пробойник и бить кувалдой по нему при всей сноровке не мог. Работали парами. Следовательно, и суточная норма проходки увеличивалась вдвое.  Работали с семи часов утра до шести часов вечера. За всё это время полагался только скудный завтрак и не менее простой ужин. Тем же, кто по каким-либо причинам не мог работать или выполнить норму, паёк здесь не полагался — лагерь считался штрафным. Так что «зэки» умирали здесь больной и голодной смертью. Трупы складывали штабелями, замораживали, распиливали пилой и сжигали в печах для обжига кирпича…

Реальная история, которую по ходу экскурсии по местам сохранившихся артефактов рассказывает отец Игорь повергает в психологический и интеллектуальный шок. Душа отказывается, не хочет воспринимать такую реальность. Но факты — беспристрастные свидетели истории говорят вам здесь свое хмурое «БЫЛО!» И ты со всей неотвратимостью осознаешь всю трагедию того, что происходило здесь еще каких-то 60 лет назад! Вот они — шахтные печи для обжига известняка, притулились за бугорком угрюмыми истуканами и местные забулдыги привычно захламили их давно погасшие жерла отходами своей разудалой веселой жизни — жестянками из-под «пивасика», да опорожненной стеклотарой. Вот они — остовы бывших охранных вышек, и отбитый колючей проволокой «коридор»… Это по нему когда-то гнали конвойные заключённых из лагеря на работу в карьеры. И сами карьеры сохранились.  На их месте образовались живописные озёра, на берегах которых отдыхают сегодня беспечные обыватели, возможно, даже не предполагая, что в этих карьерах нашли свою погибель тысячи каторжан. И, глядя на эту идиллию, так хочется крикнуть: «Люди! Оглянитесь вокруг! Это не должно повториться никогда!! И это зависит только от нас!!! От КАЖДОГО!!!! И от ВСЕ ВМЕСТЕ ВЗЯТЫХ!!!!! Слышите? Это тени павших здесь НОВОМУЧЕННИКОВ бьют тревогу о нас, ныне живущих!!!

Природный кристально чистый родник освятила Русская православная церковь и окрестили его Святым ключом. А над логом, в котором несет свои лучезарные воды родниковый ручей, недавно вознесся к небо своими златоглавыми куполами новый храм. В честь НОВОМУЧЕНИКОВ и ИСПОВЕДНИКОВ РОССИЙСКИХ.  У истоков его строительства стоял тогда еще настоятель храма иконы Божьей матери «Живоносный источник» в Ложке, иерей в то время, о. Игорь Затолокин. Теперь его эстафету принял благочинный Центрального епархиального округа Искитимской епархии протоиерей о. Сергий Гащенко. Благоустраивается Святой ключ, ширятся потоки идущих сюда людей — и с молитвами, и с просьбами, и просто испить или окропиться в студеной водице.

1-arkpaza-u-hrama-novomuchennikov-i-ispovednikov-russkoj-cerkvi-na-svjatom-kljuche

Вот и в тот августовский день, несмотря на то, что отец Игорь приехал в Ложок встретиться с нашей группой, провести экскурсию  специально для нашего журнала, рассказать об источнике , вокруг нас собралось очень много людей, которые по ходу беседы все больше и больше старались вникнуть и проникнуться историей Ложка. И та трехчасовая экскурсия, которую провел для нас о. Игорь Затолокин, по сути дела, была экскурсия по музею ГУЛАГа под открытым небом. И у нас есть даже претензия на название такого музея «Ложок: артефакты каторжного лагеря».

2-milena-stepanova-protoierej-o-igor-zatolokin-vstrecha-s-zhurnalistami-i-turistami-na-svjatom-kljuche

3-arkpaza-zhivaja-voda-svjatogo-kljucha

4-arkpaza-idem-k-kupeli-cherez-mostik

5-arkpaza-kupel

11-milena-stepanova-vechnaja-pamjat

Николай БОЙКО, Игорь МЕЛЬНИКОВ, Нина СТРУКОВА – корреспонденты, студенты отделения журналистики НГПУ

Фото: Arkpaza, «МС» и Милена СТЕПАНОВА, студентка отделения журналистики НГПУ

 

 

  

Редакция журнала
About Редакция журнала 32 Articles
Группа издания в ВК: vk.com/worldsib
Contact: Website

Be the first to comment

Leave a Reply

Your email address will not be published.


*


Перейти к верхней панели