Легких покорений не бывает

В начале июня новосибирцы Андрей Анатольевич Батурин вместе с сыном Алексеем отправились путешествовать по Республике Алтай. Завершить свой маршрут планировали восхождением на вершину горы Актуру (4044 м).

О том, как родилась идея такого маршрута, как готовились ее осуществить, как покоряли и каково это, ощутить себя покорителем первой серьезной вершины за чашкой чая Андрей Батурин (старший) рассказывает корреспонденту «МС» — своему племяннику Андрею Батурину (младшему).

— Идея появилась во время одного из наших с Алешей алтайских визитов, рассказывал мне дядя Андрей. —  Года четыре назад остановились мы с Алексеем в Тыдтуярыке, есть в Кош-Агачском районе такая турбаза. Меня там заинтересовала экскурсия на гору Сукор, до которой добраться можно только на джипах. Поговорили с администратором, узнали цену и решили ехать. Остановились наверху, погуляли по вершине, сделали фотографии. Пока гуляли, слушали, что гид рассказывал: и про приближенные к этой местности горы, и что туда тоже проводятся экскурсии… Я тогда спросил, можно ли добраться с ним до горы Актуру?  Гид ответил, что на Актуру он, к сожалению, не водит…

Однако идея побывать на этой вершине появилась именно во время экскурсии на Сукор.

Мы, приезжая на Алтай, всегда налегке, как на прогулку, идём на какую-нибудь небольшую гору. Интересно просто подняться, посмотреть оттуда, сверху…

Зачем? — Задает как бы риторический вопрос рассказчик, и сам на него отвечает:

—  А кто его знает. Только там понимаешь, что надо еще раз сходить. Это необыкновенное чувство.

В прошлом году мы с Алексеем решили идти на Купол Трех Озер. Почитали, как ходит туда народ, и для себя решили, что трюкачеством заниматься не будем, пойдем как положено с проводником. Вообще ходили слухи, что три года назад на Актуру в непогоду замерзли бывалые альпинисты. Мы перечитали, все, что можно было найти по этому вопросу: что нам понадобится в дороге, какие бывают тропы и насколько трудно идти.

Когда приехали, дошли с полными рюкзаками еды и с палатками до альпинистского лагеря, стали искать проводника. Но, увы… Не нашли. Поставили палатку, взяли каски напрокат — самое важное в таких походах. Естественно, перезнакомились со всеми. Народ там интересный. Они образованы, рвутся к какой-то цели, познают что-то новое. В службе МЧС, у которой надо было зарегистрироваться, рассказали каких троп надо придерживаться, и где самые безопасные пути.

На следующий день мы пошли на перевал Учитель. На Купол не получилось сходить из-за грозы. Встали рано, подошли к тропе, а из-за горы туча, с грозой, дождем. Пришлось возвращаться, промокли. Ближе к вечеру стало ясно, солнце появилось, и до вершины Учителя мы дошли. Внизу Курайская степь, альплагерь видно. Сложностей никаких почти не было, путь держали по тропе. Он потому и называется Учителем — там все довольно просто, набираешься опыта, учишься. В итоге, вечером вернулись и решили уезжать домой, если погода на следующий день снова не позволит идти.           

А на утро выглядываем из палатки, а там солнце! Опять взяли каски, подготовились, нацепили рюкзаки, быстро съели по паштету и пошли.

На снимке: Вид на Купол Трёх Озёр. Фото Андрея Батурина (старшего)

Выходим на тропу, а она крутая и камни из-под ног осыпаются, ботинки то простые, рабочие. Потихоньку дошли до специального указателя, где вбиты скобы, по которым нужно взбираться. Медленно, верно, тяжело дошли до привала, где нас догнали молодые люди и мы, подкрепившись пошли вместе с ними по местности, похожей на тундру, мимо домика гляциологов. Так добрались до ледника, стали подниматься по нему и дошли-таки до этой голой вершины.

— И как оно там, на вершине?

— А как у Высоцкого: “ Весь мир на ладони — ты счастлив и нем и только немного завидуешь тем, другим — у которых вершина еще впереди”. Ну тут была первая категория сложности. Самая простая. Сейчас, оглядываясь назад, понимаю, что физически труднее дался Купол, несмотря на то, что Актуру был гораздо опасней и на него нужно специальное снаряжение. Не всякий альпинист ее способен взять, чуть только непогода и уже — «никак»…

В этом году Алексей нашел человека, с которым мы разговаривали четыре года назад, и он готов был сопровождать нашу группу на Актуру. Накануне познакомились с остальной группой, еще два человека, которых нас попросили забрать с собой из Новосибирска, один из них уже, как говорится, бывалый. Встретились с нашим инструктором, потом докупили личное снаряжение вроде палок, бандан, очков специальных…

— Да, да, я не раз встречал вас на улице с нагруженным рюкзаком…  Как понимаю, тренировки не прошли даром?

— Не прошли. Сейчас огород закончится и снова ходить будем. Вообще бегать надо, выносливость только так формируется. Не лежать же на диване. Примерно полгода по улицам мы с Алексеем ходили, с рюкзаками за спиной.

Так, продолжаю про нынешнее путешествие. Сначала приехали к гиду.

Зовут его Андрей Тимофеев. За обедом Андрей изложил план похода. И первым делом вся наша команда — я, Алексей, Николай Лялин и Алексей Петрович, он же старший, во главе с гидом отправилась на перевал Учитель в тренировочный поход. Такова была стратегия нашего инструктора, посмотреть кто мы и на что способны. Но опыт небольшой уже имелся, поэтому на вершине мы оказались без проблем. Но основная тренировка была впереди. В два часа мы выдвинулись на Голубое озеро в полном снаряжении — с палаткой и в экипировке. Из еды почти все взял с собой гид, ну, и готовил тоже он.


На снимке: На подходе к вершине Актру. Фото Николая Лялина

На озере мы ночевали четверо суток. На второй день был еще один акклиматизационный выход на пик Юбилейный, который прошел также, как и на Учитель, без проблем. А вечером учились работать в связке.

Андрей расставил нас по порядку, показал, что веревка не должна быть натянута, и объяснил принципы работы со снаряжением. Рассказал, как поступать при провалах под снег.

Следующим днем мы не пошли никуда из-за погоды. Нашему гиду всего тридцать три года, а слишком много о своей работе знает. Ночью вышел из палатки, походил по снегу, проверяя его плотность. На утро сказал, что нужно ждать один день, поэтому отдыхаем. По талому снегу мы бы просто не смогли пройти.

И только на четвертый день началось восхождение к той самой, заветной, вершине. Правда ребята из Красноярска, которые были на озере с нами, вышли первыми, и, что было странно, пошли сразу в связке. Мы же отправились после них. Дорога проходила через расселину, где-то в километре до ледника Актуру. По нему проходит весь основной маршрут. Как только спустились, встали в связку. В отличии от красноярцев, что держались справа от ледника, Андрей повел нас своей тропой, которая пролегала прямо.


На снимке: Идём по гребню хребта. Фото Николая Лялина

Когда достигли очень крутого подъема, нам была команда — надеть кошки и достать ледорубы. Восхождение на эту крутизну происходило передом и все время в связке. Так мы догнали красноярцев, что поднимались от подножья сразу в кошках.

Высоту и время посмотреть невозможно. Определить сколько осталось тоже, из-за того, что было очень ярко, в телефон не посмотришь.

На последнем этапе мы шли по гребню, все ближе и ближе приближаясь к вершине. Осталось преодолеть последний участок, на котором нужно было спуститься по веревке. Андрей вбил два крепления и спустил ее. Мы стали по очереди спускаться. И если мы с нашим гидом спустились нормально, то Алексея понесло к пропасти. Увидев, как сына сносит в пропасть, я, естественно, стал кричать, чтобы он брал левее, от пропасти, я занервничал, а Андрей просто скомандовал, как Леше надо поступить. И все обошлось.


На снимке: Последний рубеж. Фото Николая Лялина

Впереди была вершина, к восхождению на которую мы готовились — сначала морально, а потом и физически — четыре года. Она оказалась маленькая. Все мы еле уместились на ней.


На снимке: На вершине Слева направо. Андрей Батурин, Алексей Петрович, гид Андрей Тимофеев, Николай Лялин, Алексей Батурин. Фото Николая Лялина

Пофотографировались. И красноярцы пошли вниз. Ощущения были довольно-таки странные. Из-за того, что мы были не поодиночке, а как в автобусе… Мыслей было много, а все сумбурные. Одному-то скорее всего было бы о чем подумать. А так — как-то не вышло.

Некоторое время там побыли, пытались фотографировать, но экрана не видно. Николай Николаевич с хорошей камерой был, в видоискатель смотрел, вот у него и получились кадры.

Гид нам перечислил горы в округе, показал Монголию. Белухи, той самой, знаменитой не видно было из-за гор. А потом пришлось быстро спускаться, потому что стали опускаться и наплывать облака.


На снимке: Спуск. Фото Андрея Батурина (старшего)

Спускались, конечно, под впечатлением. Но пока двигались назад по веревке, выдохлись. Обратно по леднику шли, снег проваливался, приходилось постоянно простукивать дорогу впереди. Начали петлять, из-за трещин и разломов. Постоянно осматривались и были предельно осторожны. А ближе к расселине появились ручьи, там все тает гораздо быстрее, все же у подножья находимся. Мы сняли кошки, расцепились. Только подошли к палаткам и пошел дождь. Двое наших приотстали, попали под ливень с градом.

А на следующий день свернули палатки, собрали мусор и, не спеша, отправились на альпбазу. Потом наш гид Андрей пригласил нашу группу к себе домой, и мы все загрузились в машину и поехали к нему в гости. А там уже ждала натопленная баня и праздничный ужин.

Пока сидели за столом, я какую-то строчку затравил, а Алексей Петрович написал небольшой стишок про восхождение в качестве тоста. Весело было, — улыбается мой собеседник.


На снимке: Одинокий Альпинист. Фото Николая Лялина

— А куда дальше? — Не могу сдержать свое любопытство.

          Наверное на Ирбисту или на Иикту… А вот на какую из них, только с инструктором будем решать. Там уже предполагается основательная подготовка, да и альпинистское снаряжение более профессиональное необходимо иметь. А мы пока не профи в этом деле.

Потом я бы пошел на Шенелю, на Катунском хребте, если Алексей согласится. Белуху мы в ближайшей перспективе не рассматриваем: до нее, до подножья, идти пешком долго. Слишком долго и затратно финансово. Нам для начала что-то более доступное нужно, а сходить на нее, в принципе, необходимо только потому, что знаковая вершина… Но опять же… Как сказал Владимир Семенович Высоцкий: лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал.

С Андреем Анатольевичем Батуриным беседовал Андрей Семенович Батурин

Фотографии из личного архива А.А. Батурина